С Т Е Н О Г Р А М М А "круглого стола" фракции КПРФ на тему: "Стратегия развития образования и науки: новое законодательство и возможные альтернативы".Вторая часть часть

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

С Т Е Н О Г Р А М М А "круглого стола" фракции КПРФ на тему: "Стратегия развития образования и науки: новое законодательство и возможные альтернативы".Вторая часть часть

Сообщение автор Admin в Чт Мар 13, 2014 9:23 am

А вот просто я сказал, слепая калька, ну допустим, наши федеральные университеты взять, ну вот наш уральский в Екатеринбурге. Уральский федеральный университет. Сейчас вместо факультетов сделали биологический институт, институт естествознания, вместо физико-технического института - институт физики и техники. Но я хочу сказать, что УПИ (предшественник Уральского федерального университета) в 1982-м году имел 3300 научных сотрудников. Сегодня при УПИ весь спектр научный - 300 сотрудников. Ну, называйте хоть физический институт, хоть биологический и так далее, но без учёных, без конкретных не будет же.
Поэтому я и говорю, что скопировать-то мы скопировали. Но где мы сейчас найдём 3 тысячи кадров, чтобы восстановить? Это за год не делается. Это годы нужны. Совершенно верно. Растерять, пожалуйста. А поэтому, зачем нам копировать, если у нас есть такая находка мощнейшая, где нет ни в Соединённых Штатах, ни в Западной Европе. Есть только в Китае. Они взяли с нас кальку и полностью там Китайская академия наук. Есть инженерная академия и общественных наук. Но академия наук полностью, даже отделения называются как у нас в академии наук. И почему же мы туда киваем и говорим, что «да, в университетах, в университетах» - наше правительство, наше Министерство образования и науки? А Китай удачно работает, сейчас на второе место вышел и по всем индексам, и по цитированию, и так далее. Потому что вкладывает в науку. Если у нас сегодня 1,1 процента от ВВП идёт на науку, вот сегодня, а в Соединённых Штатах - 2,8, а в Китае - 3,2, а в Японии - 4... ну не буду утомлять, больше всех в Финляндии - 7 процентов. Так поэтому сотовый телефон у нас в кармане-то чей? Финский. А где свои разработки микроэлектроники? Где? Мы и говорим: целеполагания государства. Какая большая цель перед наукой? наукой занимаются с интересом и ради себя, совершенно верно, воспроизводят, это страшно интересное дело. Но предложения-то где?
Прикладных институтов нет. Вот мы о чём говорили. Действительно, это ведь огромное. Ничего не восстановили. Сейчас говорим: инновационные пояса и так далее. Из чего они должны? И законы принимали, 217-й, там, о создании малых предприятий при академических и так далее. Но что такое малые предприятия? Это студенты. А студенты сегодня, он на втором курсе, через два он заканчивает. Всё. И кончилось малое предприятие. И захирели. Там, где есть личность, поработали.
Я хорошо знаком с Томском. Великолепные малые предприятия 4-5 лет назад были. Сейчас приезжаешь: где? Вот ждём новых. Ждём новых ньютонов, галилеев и так далее, и тому подобное. Придёт, и будет. Опять подтверждается, что личность, личность. Вот будет активный, будет, будёт всё. А не будет, нечего обсуждать.
Поэтому нам систему-то такую продумать надо, и так законы выстраивать, и промышленная политика, вы совершенно правы, чтобы заинтересованность была предприятий. Ведь почему в университетах 40 процентов, в Гарварде в том же, бюджет-то 40 процентов, а остальное в очередь стоят фирмы американские, чтобы быть спонсорами, инвесторами вузов Америки. А почему? А потому что сразу 10 процентов скидки в налогах - сразу, приоритетное по направлениям определение развития науки - сразу. И оборонный комплекс на тебя смотрит. А у них главный заказчик министерство энергетики, финансов, тех грантов и так далее. Вот всё. Они и выстраиваются. Все хотят. И льгот, и так далее, и чтобы тебя везде превозносили: ты, оказывается, спонсируешь науку, образование. То есть ты в лидерах понимания государственных задач той или иной западной страны.
Вот система. Вот система. Поэтому мы и говорим.
Ведь чему Ломоносов удивился больше всего, прибыв сначала в Марбург, а потом во Фрайбург, за четыре года закончив все четыре факультета и там, и там, и там, всё, он чему удивился, что на второй год в Марбурге отмечали 200-летие марбургского университета. Это был 1738 год. 200-летие марбургского университета. Он говорит: а как же так, а у нас спасским школам церковным 60 лет и могилянским 50. Он и там, и там поучился, вернулся в петербургский университет, а ничего нет. 11 иностранных академиков, и три на них адъюнкта. Людей-то нет. Кого учить? С чего я и начал. Поэтому он так и ратовал за университет. Академический не состоялся, создал в Москве московский университет. Понимал, что без кадров-то никакой науки не будет. Но вот как всё это объединить, как всё скоординировать? Мы шли одним путём, они шли другим путём. И то, и другое привело к великолепным результатам. Поэтому я говорю: зачем утрачивать своё, если оно работало, помогало и создало великую научную державу.
Вот и всё. Вот мой ответ.
Председательствующий. Спасибо, Валерий Александрович.
Я тоже думаю, что попытка механически переделать существующую систему под американские лекало, напоминает мне соревнования известной людоедки Эллочки с миллиардершей Вандербильдихой. Потому что, если действительно не сделать это государственным приоритетом, как не кромсай кафтан, а результат будет примерно тот же самый.
Извините.
Александр Владимирович, продолжайте.
Председательствующий. Семенов Владимир Викторович сейчас получает слово.
И спасибо большое, Валерий Александрович. Спасибо вам огромное. Мы будем рады, если пригласите к участию в ваших дискуссиях в комитете.
Черешнев В.А. Приходите. У нас вот шестого числа в 11 часов "круглый стол" по законодательству биотехнологий. Третий стол проводим, потому что очень много: и стволовые клетки, и генномодифицированные, и так далее. Проблемы, которые очень сложны и не просто внедряются.
Председательствующий. Спасибо большое.
Владимир Викторович Семёнов - доктор химических наук, Институт металлоорганической химии, Нижний Новгород.
Подготовиться Потапову.
Уважаемые коллеги, я представляю нижегородскую региональную организацию "Профсоюзы работников Российской академии наук". У нас состоялось заседание нашей организации, и мы выработали некоторые предложения о том, что же должно быть учтено при разработке вот в будущем этого закона "О науке". Я их просто зачитаю.
Значит, по финансированию учреждений науки.
Предлагаемый Президентом Российской Федерации полный переход к системе грантового финансирования приведёт к потере многих институтов и научных направлений, сделает невозможным выполнение стратегически важных программ научно-технологического развития государства.
Считаем необходимым сохранение базового финансирования учреждений науки в размерах, обеспечивающих полноценный труд научных работников.
Об аспирантуре.
Свершившийся, благодаря Министерству образования и науки, переход к аспирантуре только как к образовательному институту, не приемлем. В Российской академии наук обучение всегда завершалось подготовкой высококвалифицированного специалиста, способного к дальнейшей самостоятельной творческой работе. Подтверждением высокой квалификации научного работника была и должна остаться защита диссертации. Считаем необходимым учреждение в Российской академии наук самостоятельной аспирантуры.
Об аттестации рабочих мест в медицине и охране труда. Труд многих категорий научных работников связан с вторжением в сферу новых неизведанных законов природы и чреват потерей здоровья. В связи с этим особую важность для работников науки приобретает вопрос охраны труда, аттестации рабочих мест и медицинской помощи. Считаем необходимым сохранение и развитие за счёт госбюджета медицины в учреждениях науки, как это делается в таких ведомствах, как МЧС, Министерство обороны, Правительство и прокуратура Российской Федерации.
О заработной плате. Существующая ныне в России система оплаты труда научных работников не соответствует ни по своему размеру, ни по принципам распределения, принятым в цивилизованных странах. Она приводит к обнищанию большой доли сотрудников, в то время как некоторые узкие категории учёных, близких к источникам финансирования, обеспечивают себе и своим приближённым комфортные условия существования, вполне соизмеримые с западными стандартами. Заработная плата научного работника должна определяться прежде всего квалификацией и трудозатратами, а разница в уровнях оплаты труда между высоко и низкооплачиваемыми работниками не должна превышать семи.
Предлагаемый Президентом Российской Федерации принцип двукратного превышения зарплаты учёного по сравнению со средней по региону вызывает недоумение. Деятельность учёного в высокооплачиваемой Москве и в каком-либо дотационном низкооплачиваемом регионе одинаково трудна и напряженна. Только на Камчатке, Кавказе или в Якутии она ещё сопряжена с немалыми лишениями, вызванными специфическим климатом или неспокойной социальной обстановкой.
Об аттестации научных кадров. Должен быть закреплён статус Высшей аттестационной комиссии как независимой организации, подчиняющейся только Президенту Российской Федерации и не находящейся в подчинении какого-либо министерства.
О доступе к научно-технической информации. Всем государственным учреждениям науки должен быть обеспечен бесплатный доступ к научно-технической информации российского происхождения. Должны быть даны гарантии поддержки и развития издательской деятельности в сфере науки и техники на государственном русском языке Российской Федерации. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Значит, коллеги, ещё раз смена ведущего. Анатолий Степанович Миронов, пожалуйста.

Председательствует кандидат технических наук, старший научный сотрудник Института Радиотехники и электроники имени В.А.Котельникова Российской академии наук А.С.Миронов

Спасибо. Следующим был заявлен Потапов Сергей Николаевич, да, после него Титов Пётр Михайлович, а дальше...
Потапов С.Н. Да, можно, да? Добрый день, коллеги. Ну, я представляю, скажем так, наукограды Подмосковья. Мы собирались в субботу, было 8 наукоградов и три кандидата в наукограды с тем, чтобы подготовить совместные наши общие видения проблем наукоградов, рассказать вам, как реализуется закон о наукоградах, как пишутся поправки к этому закону и вообще о проблемах наукоградов, которые есть. Потому что, ну, вы все знаете, что в России определённое количество наукоградов, ну, львиная их доля – это Подмосковье, а из этой львиной доли 90 с лишним процентов – это наш оборонный комплекс.
Поэтому в данном случае я представляю город Фрязино, у нас есть ведущее предприятие в области СВЧ-электроники, наш "Исток", которое выпускает элементную базу для всего того, что летает, движется, стреляет и нас всех с вами защищает.
Ну, по порядку о поправках в закон о наукоградах. И вот попытаюсь, так сказать, попытаюсь ответить на вопрос Бориса Сергеевича Кашина: о чём они там думают?
Значит, дело в том, что три года ведутся разговоры о внесении поправок в этот закон о наукоградах. Вот Фрязино, например, – наукоград уже десять лет. Есть наукограды, которым по пять лет. Вот есть сейчас группа городов, которые, так сказать, хотят получить статус наукограда, поэтому закон работает. Но он имеет определённые недостатки, и "Союз наукоградов", есть такая организация, хотел внести в этот закон поправки. Значит, вот три года длилось это безобразие, всем этим руководил департамент Министерства образования и науки, которого сейчас (департамента) нет.
В результате, внесение поправок, как в шахматах: пешки не хватает, зато позиция хуже. То есть взяли, сделали новые критерии, которые усекают количество на данный момент существующих наукоградов. На вопрос "зачем" ответа нет, поэтому мнение наше всех вместе такое, что давайте тогда лучше эти поправки и не вносить. То есть работали-работали три года, да?, а потом выяснилось, что, ребята, не надо. Вот как оно идёт, пусть оно и идёт. Это первое.
Второе. Сама концепция закона, это к вопросу о концепциях, науки и так далее, она настолько выхолощена и превратилась в очередной формально-статистический набор показателей, которые ничего не описывают вообще. И по этим показателям наукограды отчитываются. Поэтому мнение по поводу закона: лучше его не трогать, потому что, по крайней мере, это работает.
Теперь проблемы наукоградов и, вообще, в чём там изюминка, да? Изюминка в том, что подпрограммой комплексного развития городов добавилось дополнительное финансирование, которое с каждым годом уменьшалось. И сейчас город Фрязино получает 30 миллионов рублей в год на развитие и поддержку инновационной инфраструктуры наукограда - города Фрязино. Рядом наши соседи из Черноголовки получают 20 миллионов в год, кто-то получает 60 миллионов в год, Дубна получает 100 миллионов в год, у всех по-разному. Но эти деньги идут действительно на... Сначала они шли на развитие всяких инженерных сетей, труб и всего остального, а сейчас эти деньги идут на поддержку социальных объектов и социальной инфраструктуры городов. Вот, сейчас, я говорю, 30 миллионов в год на этот год и 30 миллионов в год на следующий год. То есть по размерам и по масштабам бюджета Фрязино - около 3 миллиардов рублей - 30 миллионов не такие большие деньги. Но вся эта программа работает, и Фрязино получило статус наукограда на 25 лет, так же как и Дубна, так же как и Троицк, некоторые города на 5 лет, но, по крайней мере, какой-то опыт есть.
Теперь, какие недостатки. Недостатки, как у всех, это то, что катастрофически стареют кадры на тех предприятиях, которые занимаются выпуском наукоёмкой продукции. Это бешеный разрыв между старшим поколением и молодёжью. Та молодёжь, которая существует на предприятиях, пытается закрепиться, им надо жильё, эта проблема в разных наукоградах решается по-разному, где-то вообще не решается.
Ну и ещё раз на вопрос "о чём они там думают". Например, во Фрязино, и у нас есть отделение академии наук, этому отделению академии наук "выкатили" счёт на 20 миллионов рублей за землю, которых нет в бюджете федерального агентства. Поэтому велика опасность, мы все в один голос это солидарно говорим, они сейчас начнут банкротить академию наук. Вот эти реформаторы.
И вторая проблема "о чём они там думают". "Истоку" дали гособоронзаказ такой, что ему надо каждый год набирать 300 новых специалистов в области СВЧ-электроники, чтобы его выполнить. И под эти задачи у "Истока" был филиал МИРЭА, свой вуз, который был специфический, дипломные работы зачастую были секретные и сов.секретные, разрабатывались на "Истоке". Вы понимаете, о чём я говорю, да? Значит, приходит новый ректор МИРЭА, молодой и горячий, тридцать четыре или пять лет, выпускник Института геодезии и картографии и говорит: а у вас филиал неэффективный. Вот 40 лет он был эффективный, а теперь он неэффективный, и его закрыл.
Вот, Борис Сергеевич, о чём они думают, да? Одна рука говорит: давайте, ребята... И Оксана Генриховна жалко, ушла, да? Есть ли у нас мегапроекты? Есть мегапроекты. Только они в оборонном комплексе, и о них нельзя распространяться. Так и эти-то мегапроекты через, извините меня, одно место организуют. Одной рукой дают деньги, другой - закрывают филиал. То есть в стране вообще, по-моему, напрочь отсутствует системный подход вообще в управлении. И вот почему закон о наукоградах, из него всю системность выхолостили, там осталась калька, некие показатели, так сказать, но это мы все с вами хорошо знаем, как выпускники Высшей школы экономики, так сказать, чего они понимают в оборонном комплексе-то вообще? У них одна формула и один график: кривая спроса и кривая предложения. А всё, что уже типа в трёхмерном - это для них трудно, скорее всего. Поэтому вот такие вот наши общие проблемы.
Ещё раз говорю: выводы, да. Первый. Не требуйте, пожалуйста, товарищи депутаты Государственной Думы, закон "О наукоградах", не надо.
А проблема вторая. Ну давайте, в том числе и в законе "О науке" будем всё-таки стремиться к некой системности, ... организации управления наукой. И самая главная организация высокотехнологичных производств, как говорит олигарх Мордашов (я 27 лет прожил в Вологодской области), которые бы позволяли выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью. Вот у меня всё. Спасибо.
Смолин О.Н. Сергей Николаевич, а можно вопрос из любопытства?
Потапов С.Н. Да.
Смолин О.Н. Сколько наукоградов мы можем потерять, если эти поправки в закон будут приняты? Есть какие-то оценочные?
Потапов С.Н. Третий, каждый третий.
Смолин О.Н. Я понял.
Потапов С.Н. Ещё один момент. Вот сейчас губернатор Московской области начинает чего-то с чем-то соединять, ну типа Королёв с Юбилейным, Ивантеевку ещё с чем-то.
Так вот мы, например, во Фрязино боимся, что нас соединят со Щёлковским районом и тогда все показатели наукоградские полетят коту под хвост, потому что Щёлково раза в три больше, чем Фрязино, и, естественно, что доля наукоёмкой технологии в пересчёте на жителя - лукавые цифры, понимаете, в чём дело-то?
И поэтому не надо ничего реформировать вот это вот, не надо ничего соединять. Ну не трогайте вы, не лезьте вы туда. Не надо реформировать. Хватит там реформаторов, Чубайса одного хватило, пережить...
Председательствующий. Но я веду, да?
Смолин О.Н. Да, продолжайте.
Председательствующий. Да, спасибо.
Титов Пётр Михайлович. Приготовиться Бабкину Владимиру Ивановичу.
Титов П.М. Титов Пётр Михайлович, эксперт Федерального реестра экспертов, Минобрнауки.
Я по поводу концепции, вот основные положения концепции науки, как реплика и как в продолжение предыдущего докладчика.
По поводу системности. Мы говорим о том, что или в представленной концепции науки написано, что наука - это система, состоящая из двух наиболее крупных блоков, взаимодействующих между собой.
Так вот в развитии понятия "системность в управлении", хочу отметить, что есть четыре типа систем, четыре теории на эту тему, четыре определения. То есть для текущих целей - это система, извините за лекцию, система, в которой взаимодействие отсутствует - это бухгалтерский подход.
Вторая система - это определение Берталанфи, взаимодействующее между собой. Но здесь возникает проблема о том, что система может конкурировать, соответственно, когда система внутри себя конкурирует, то часть энергии уходит на конкурентную борьбу и она всегда с отрицательным системным результатом. Поэтому это недостаточные определения для науки.
Третий тип системы - это система взаимосодействующих, где функции взаимосодействующие. Это теория академика Анохина, которая была опубликована в 1970 году. Это тактическое управление, когда система внутри себя допускает взаимосодействие функции, тогда возникает положительный системный результат.
И то, о чём мы говорим: наука и практика - это фактически метафизика и физика, то есть взаимосвязанность - это теория Богданова-Малиновского, где говорится о том, что нам на самом деле надо, необходимо совместить то, что есть с тем, чего сегодня нет. То есть нам надо совместить, построить систему, которую надо, то, чего нет - это результат работы научных знаний. Так это система управления стратегическими приоритетами.
Так вот если опираться на определение Берталанфи, тогда действительно, здесь написано, что цели для фундаментальной науки ставит преимущественно прикладная наука. Но это неправильно, потому что тактики не могут стать ... стратегом.
Поэтому вот положение концепции о науке я предлагаю немножко изменить и предложения свои пришлю по почте. Спасибо.
Председательствующий. Хорошо. Адрес вы знаете...? Спасибо.
Так, Бабкин Владимир Иванович. Эксперт Государственной Думы. Следующему приготовиться Авилову Владимиру Игоревичу.
Бабкин В.И. Наконец дождался. Спасибо.
Вы знаете, на самом деле не надо быть младенцем, чтобы провозгласить истину, что, вообще говоря, вот закон о ликвидации Российской академии наук - это очередное, не последнее, а очередное звено в цепи преступлений, совершаемых исполнительной властью по отношению к народу и стране в целом. Вот.
И здесь как-то неявно обходились, в общем, такие концептуальные проблемы. Есть проблема, о которой писал еще в 1930 году Ортега-и-Гассет о дегуманизации искусства в статье, где он говорил о любопытной позиции, в которую попадает специалист. Он может быть специалистом в своей области, но из-за сильнейшей дифференциации знаний, которые у человечества есть, это в 1930 году, не сейчас, он говорит, что специалист выступает как полный невежда в других отраслях.
И мы как раз таки сталкиваемся с тем, что у нас отраслями управляют полные невежды в тех вопросах, которыми нужно управлять. Это один из вопросов.
Теперь, на самом деле, наверное, никто не обратил внимание, то ли в конце декабря, то ли в январе, наш премьер Дмитрий Анатольевич Медведев заявил о том, что они продолжат, подчеркиваю, продолжат практику обращения к зарубежным организациям с целью выработки рекомендаций в общественных и социальных отраслях законодательства.
Это на вопрос о том, собираемся мы или не собираемся самостоятельно мыслить. Кто, непонятно. Вот.
Потом, на самом деле, еще одну любопытную фразу приведу, цитату, Стенли Фишера в 2005 году, тогда он был вице-президентом МВФ, он сказал ни много, ни мало, что пока в России сохраняется образование и наука, у нее будут сохраняться ядерные амбиции, а нам этого не надо.
Так вот получается, на самом деле, что не надо и исполнительной власти, потому что она, именно она выполняет как раз рекомендации зарубежных наших советников.
И я могу сказать, что история эта давняя, да, то есть моя статья 1999 года вышла под названием "Похороны российской науки", 1999 года, 15 лет назад, вот. Но любопытно, я в Интернете нашел эту статью с комментариями, что хватит хоронить, пора закапывать.
То есть ситуация, когда продажные СМИ, которые содержатся опять-таки на деньги зарубежного инвестора и наших прихвостней, они создали ту ситуацию, когда население страны считает, что науку финансировать не надо, и об этом свидетельствуют опросы ВЦИОМа в 2010 году, когда 61 процент опрошенных высказался против финансирования науки.
И на это как раз таки ссылаются и эти воры в законе.
Потому что я напомню, в 2003 году работала комиссия по оптимизации бюджетных расходов (сокращенно КОБРа), и в марте 2003 года, там процитировано было, две цитаты любопытные.
Дворкович заявил, что более идиотских отчетов, которые академия представляет в правительство, он не читал.
А второе, на слова Геннадия Андреевича Месяца о том, что финансирование науки в стране в разы уступает от Соединенных Штатов, и на самом деле от Соединенных Штатов в 100 раз уступает, вот, от развитых стран, господин Илларионов, тогдашний советник, экономический советник президента, сказал, что мы по уровню экономического развития находимся между Португалией и Бразилией, а они тратят на науку соответственно меньше, чем мы. Вот и делайте вывод.
То есть иными словами вот эта вивисекция, резание по живому, с целью устранения интеллекта и самой возможности восстановления, не развития, мы сейчас говорим о восстановлении, потому что, ликвидировав нормальный образовательный процесс, и ликвидировав научно-техническую базу, мы, собственно говоря, лишили государство будущего, и надо об этом говорить.
Никакой закон на самом деле не сможет решить, если воля воровской власти будет этот закон каким-то образом торпедировать.
И у нас же был закон о науке, да, 1996 года, в котором всего четыре, по-моему, было позиции для поддержки штанов науки, это отсутствие земельного налога, это отсутствие налога на имущество, это право на аренду, как дополнительный фактор развития и четыре процента расходной части.
Что мы имеем? На протяжении нулевых годов постепенно шаг за шагом все эти льготы были устранены. И при этом самое любопытное, что когда шла речь о монетизации льгот в 2004 году, то под шумок во всём громадном списке, никто не обратил внимания на это, было убрано это положение закона "О науке".
Поэтому, не изменив ситуацию в первую очередь в средствах массовой информации, которые формируют совершенно дебильное отношение населения к научным исследованиям, мы не переломим ситуацию, потому что необходимо, что, менять власть, притом на всех уровнях и ставить туда компетентных, дееспособных, а не воровских персон. Но вопрос, а куда девать два миллиона чиновников, которые сейчас есть? У нас тюрем не хватит на них.
Поэтому дело не в законе, не в новом законе "О науке", не о статусе научного работника или о статусе научных исследований, а нужно поменять саму парадигму развития страны, тогда из этого появятся цели страны. Когда говорят о фундаментальных исследованиях и прочее, у нас три четверти населения живёт в несовременных жилищных условиях. Так вот вам задача, 100 миллионов человек цивилизовать. Чем не глобальная задача для государства?! Я уж не говорю, я могу назвать вам...
Председательствующий. Владимир Иванович, время, к сожалению.
Бабкин В.И. В общем, короче, моё мнение о том, что доказывать ворам, что они должны стать хорошими, достаточно проблематичная задача.
Председательствующий. Спасибо.
Следующим я объявил Авилова Владимира Игоревича. Пожалуйста.
Приготовиться Малыхину Александру Борисовичу.
Авилов В.И. Уважаемые коллеги!
Я хотел бы несколько слов добавить к обсуждению концепции о науке. Здесь совершенно справедливо написано и говорилось о том, что это системная задача должна быть. И при этом, конечно, нужно учитывать в первую очередь, пожалуй, специфику науки. Она заключается в том, что, как здесь сказано правильно, продукция науки это в основном из области интеллектуальных достижений. И, в конце концов, по логике можно сказать, что это переходит в область сознания.
Так вот, с позиции, если учитывать такое мнение, что бытиё определяет сознание, то тогда в России наука не является определяющей. Но это один подход. На самом деле, современные научные воззрения на экосистемные представления, они объединяют бытиё и сознание, как два равноправных участника социума, две противоположности, которые обеспечивают существование и развитие жизни. Если смотреть на проблемы именно с этих позиций, то тогда становится очень важным для создания концепции науки определить цель, для чего должна существовать в нашем обществе наука.
Я предлагаю сформулировать, примерно, так. Обеспечить эффективное участие науки в жизни общества за счёт повышения производительности труда учёного. Это находится в одном контексте в ракурсе тех высказываний, которые нам привёл Александр Владимирович по поводу того, что роль учёного это одна из ведущих вообще в самой науке.
Так вот, поэтому хотел бы сказать, что в этом предложенном тексте "Концепция науки", там фактически эта роль учёного никак не отражена. Я думаю, что для того, чтобы повысить производительность труда учёного, как основного создателя продукции, необходимо рассматривать взаимодействие в системе: учёный - наука - власть, и здесь нужно, в общем-то, взять какие-то основополагающие принципы, которые частично затрагивались в высказываниях, но можно их как-то объединить, что власть должна снабдить учёного всем необходимым для производительного труда. Учёный в коллективе планирует направление работы и ежегодно отчитывается о полученных результатах. Результаты труда оцениваются по степени общественной значимости и по их внедрению. Труд учёного оплачивается зарплатой, дополнительные моральные и материальные вознаграждения за внедрение.
Вот если исходить из этих принципов, то вот здесь соответственно меняются многие сложившиеся стереотипы.
Система грантов, она должна быть изменена в сторону того, что они должны выявлять те перспективные направления, которые необходимы обществу, но при этом из грантов нужно вывести такую статью, как доплата к зарплате. Учёный работает за зарплату и уже всё...
Председательствующий. Владимир Игоревич, время кончается. Сколько вам надо?
Авилов В.И. В оценку труда дополнительно внести критерии внедрения, их нужно разработать, позволить производить защиту авторских прав. Ну здесь есть банк идей, возродить, может быть, институты, которые определяют авторские открытия и в этом духе.
Ещё бы я хотел два слова сказать о третьей теме. Вот здесь она названа, что роль научного сообщества в формировании, я бы сказал, что слово "научно-технической политики" можно здесь опустить, а подняться выше, что в формировании государственной политики Российской Федерации. Потому что, в общем-то, по воззрению русских космистов, именно учёные должны стать в новой постиндустриальной эпохе главенствующим двигателем развития жизни в стране и её процветания.
Поэтому среди здесь вот лозунгов можно было бы сказать, что учёным надо бы объединиться, мобилизоваться и направить свои усилия на то, чтобы Россия была первой в космосе и чтобы она была первой в будущем. Благодарю за внимание.
Председательствующий. Спасибо. Спасибо, Владимир Игоревич.
Так, следующим выступает, я объявил, Малыхин Александр Борисович. Приготовиться Анисимову Олегу Сергеевичу.
Малыхин А.Б. В этой аудитории не надо доказывать, что первопричиной развития цивилизации является наука. Но верно и другое. Если общество попадает на инволюционный виток развития, происходит деградация общества, то давайте смотреть в корень: в этом, прежде всего, виноваты учёные и изобретатели. Почему?
Они безответственно и безропотно отдали плоды своих достижений иногда в результате тщеславия, часть за оклады, вознаграждения, а иногда даже за 30 серебряников в руки социально безответственных, так называемых, олигархов и их таких же алчных топ-менеджеров, которым глубоко наплевать не только на самих учёных и членов их семей, но и на всё общество в целом.
Как это вернуть? В практике проектирования в советское время обязательным пунктом, последним пунктом проекта сметы у разработчиков было авторское сопровождение. Не стало этой нормы, например, вы знаете, что владельцы Саяно-Шушенской ГЭС из-за своей собственной жадности и даже мелкой такой, они убрали эту функцию, и мы одномоментно получили катастрофу, в которой лишились около 10 процентов всей энергетики страны. Для выживания общества крайне необходимо вернуть ответственных учёных за плоды своих достижений и это, прежде всего, зависит от них самих. Те, кто работали по закрытым тематикам, знают, что степень секретности разработок определяют сами разработчики, сами исследователи.
А в настоящее время и решения на кого и для чего работать должны определять сами учёные. Хороший пример: на Кубе студенты-аспиранты берут обязательства использовать свои знания только во благо Родины, а не в частных интересах. И мы знаем пример, что на Кубе сейчас по данным мировых рейтингов создана самая лучшая в мире система бесплатной медицины и образования.
Ещё пример, очень простой, к которому имею некое отношение. В 20-е годы прошлого столетия во время разрухи в России было создано общество АИИС - ассоциация изобретателей ..., которое прежде всего заботилось о повышении качества жизни своих членов. Они имели свои столовые, гостиницы, дома отдыха и клуб на Тверской улице, в котором в 27-м году был создан, они провели выставку межпланетных сообщений, чем заразили техническую интеллигенцию. И далее последовательно в 32-м году был создан ..., потом в 40-м РНИ на базе него, и затем наша страна вышла в космос, основала новую космическую эру, что бывает не каждое тысячелетие.
У меня тут подготовлено много примеров, вот, ну, например, один из пионеров ракетной техники Юрий Васильевич Кондратюк, он мог создать технику гораздо более, в сотни раз эффективную, чем пресловутые "Катюши", но не передал это правительству, ушёл на фронт в ополчение и погиб.
Есть ещё один резон для контроля учёными и изобретателями своих достижений. Так, те, которые работали над созданием телевидения, и Зворыкин, который его создал, и наши разработчики потом горько сожалели и жаловались на то, что их достижение используется не так, как они думали - для прогресса и продвижения разумного, доброго, вечного, а совершенно в обратных целях - для разрушения основ существования в обществе, для растления молодёжи и так далее. Братья Райт предполагали, что после создания авиации невозможно будет проводить никакие военные действия, так как все маневры с воздуха будут видны, и война станет бессмысленной. О, как они ошибались.
Нам навязывают как бы европейскую модель цивилизации, и в этом я не вижу ничего плохого, тем более, если мы посмотрим на то, что говорили их лучшие умы. Так, например, в работе «Парабола» ещё в начале XIX века один из великих французских мыслителей Сен-Симон, Анри Сен-Симон высказал следующее соображение: если Франция в один момент потеряет по 50 своих лучших учёных, физиков, химиков и так далее, он перечисляет, в том числе, и промышленные профессии, так как эти люди самые главные производители во Франции, то страна будет отброшена на сотни лет назад, и будет пребывать в таком состоянии отсталости до тех пор, пока не возместит эти потери. И перейдём к другому. Он пишет: перейдём к другому предположению. Допустим, что Франция сохранит всех своих гениальных людей, но будет иметь несчастье лишиться в один день брата короля, монсеньора герцога ..., герцога Орлеанского и так далее, и он перечисляет членов королевской семьи, чиновников, государственных деятелей, статс-секретарей, префектов, субпрефектов и так далее, судей и сверх того 10 тысяч богатейших владельцев из среды дворянства. То, конечно, французы, они люди добрые и будут очень сожалеть. Но никакого вреда для страны как бы это не принесёт. В нашей современной интерпретации, если вдруг, к большому сожалению, мы тоже потеряли бы таких людей, как Чубайс, "Греф Зурабович Кудрин", а сейчас это, там Фурсенко, Ливанов и прочие деятели, приносящие вред обществу, то страна только вздохнула бы с облегчением и началась бы настоящее развитие.
Иными словами официальное правительство, и её бюрократия лишь фасад. Их деятельность носит исключительно поверхностный характер. Общество могло бы вполне обойтись без них и не хуже бы жило. Между тем исчезновение учёных, изобретателей, промышленников и других деятельных членов общества поставило бы его в беспомощное положение, лишило бы его источника жизни и здоровья, ибо только их деятельность поистине плодотворна и необходима. Ибо они на самом деле и управляют государством, и в их руках истинная власть. Таков смысл этой параболы.
Вот здесь, я сейчас заканчиваю, вот предложение у меня такое. Здесь вот Александр Владимирович заметил, что учёные создали столько, что прибыль получаемая измеряется там в триллионах долларов. Вот частично, Оксана Генриховна тоже сказала, что у нас нет заказов. Нет заказов почему? потому что вот учёные, изобретатели настолько много уже передали, что им этих технологий хватит на то, чтобы там сотню лет, ещё и больше эксплуатировать то население, которое есть. И действительно им новых разработок и не нужно.
Так вот какое предложение. Для начала необходимо создать комиссию по разработке действенных шагов, направленных на воссоздание ответственных учёных и передачу им права на распоряжение своими достижениями. То есть получается, что разрабатывают и получают одни, а распоряжаются этими достижениями совершенно посторонние люди. Какое отношение имеет, например, ну не только Чубайс, Дерипаска например, к электрохимии, да, он ноль, его вклад в это...
Председательствующий. Александр Борисович, понятно. Предложение понятно...
Малыхин А.Б. И второе предложение. Значит, необходимо заключать соглашения сразу при разработках о дележе прибыли. То есть прибыль, получаемая в результате использования производственных мощностей, особенно наукоёмкой продукции, должна идти, как минимум, по трём направлениям. Первое - это, конечно, обществу. Ну, наверное, я думаю, 50 процентов. Второе - это разработчикам, я думаю, то есть науке процентов 20 отраслевой. И обязательно ещё 10 процентов на фундаментальную науку, которой тоже нужно кормиться из этих источников. И третье - самим производителям, включая хозяев, значит, 20 процентов, думаю, хватит. И тогда не надо делить этот маленький кусочек от пирога 4 процента, которые нам не дают. А если мы будем получать от тех прибылей, которые приносит наука, это будет совсем другое состояние.
Спасибо.
Председательствующий. Понятно. Спасибо вам.
Олег Сергеевич Анисимов, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Пожалуйста, Олег Сергеевич. Следующему приготовиться Хохловой Галина Ивановне.
Анисимов О.С. Уважаемые коллеги, с критикой, которая была относительно теперешней ситуации науки в нашем обществе, полностью согласен. Я остановлюсь на вот этом документе, который называется "Концепция о науке, основные положения". Это положение я принял бы также положительно, если ввести критерии количественны
avatar
Admin
Admin
Admin

Сообщения : 148
Очки : 1666
Репутация : 2
Дата регистрации : 2014-01-08
Откуда : Москва

Посмотреть профиль http://cron.forumkz.net

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения